Категории

Опрос на сайте

Интересуют ли Вас вопросы экологии?
  •  Да очень сильно
  •  Нет, мне это не интересно
  •  Иногда, когда о ней говорят по т.в.

Проблема инстинкта в трудах российских ученых


Важную роль в формировании современных взглядов на происхождение высших психических функций человека сыграла гипотеза Л.А. Орбели о том, что в процессе эволюции существовали промежуточные этапы развития сигнальных систем, т.е. был переходный уровень отражения психикой реальной действительности: "Мы должны себе представлять какие-то промежуточные этапы, которые обеспечили возможность использования символов вместо реальных объектов и реальных явлений". Эти представления получили блестящее подтверждение в современных исследованиях способности к обобщению и использованию символов у высших позвоночных.

Представления Л.А. Орбели об эволюции мозга и поведения послужили отправной точкой для бесчисленных работ массы его последователей, многие из которых даже не были его непосредственными учениками. В честь этого ученого регулярно проводятся представительные совещания по проблемам сравнительной и эволюционной физиологии и биохимии. Научные взгляды и независимая гражданская позиция Л.А. Орбели сделали его главным объектом нападок представителей идеологизированной науки, апофеозом которых стала "павловская" сессия АН СССР 1950 г.

С.Н. Давиденков. Сергей Николаевич Давиденков (1880–1960) – блестящий представитель отечественного естествознания, который не занимался исследованиями собственно поведения животных, но идеи которого в области неврологии, эволюции психики, генетики и патопсихологии оказали большое влияние на развитие отечественной науки и продолжают оставаться очень важными, в частности, для развития генетики поведения. Он работал в тесном сотрудничестве с И.П. Павловым, будучи его основным консультантом по вопросам патофизиологии высшей нервной деятельности человека.

С.Н. Давиденков первым привлек внимание к проблеме выбора адекватного для анализа признака при проведении генетических исследований патологии психики человека. Он полагал, что нормальный фенотип (как отдельные признаки, так и интегральные характеристики поведения и/или психики) обеспечивается работой сложной системы множества генов. Суммарный эффект работы этой системы и создает адаптивность организма. В то же время, генетические дефекты, выражающиеся в грубой патологии как строения, так и функции нервной системы, имеют значительно более простую архитектуру. Таким образом, индивидуальная изменчивость в работе нервной системы и в поведении может иметь разное происхождение. Он предположил, что чем меньше филогенетический возраст данной функции, тем более вариабельной она оказывается.